Вы не зарегистрированы

Авторизация



Исследовательская работа "Что я знаю о родном селе"

Фото пользователя Людмила Михайловна Прорешная
Размещено: Людмила Михайловна Прорешная - вс, 08/01/2012 - 00:31
Данные об авторе
Автор(ы): 
Прорешная Л.М.
Место работы, должность: 

Филиал МБОУ "Первомайская средняя общеобразовательная школа" в селе Хобот-Богоявленское, учитель начальных классов.

Регион: 
Тамбовская область
Характеристики ресурса
Уровни образования: 
основное общее образование
Уровни образования: 
среднее (полное) общее образование
Уровни образования: 
дополнительное образование детей
Класс(ы): 
6 класс
Класс(ы): 
7 класс
Класс(ы): 
8 класс
Класс(ы): 
9 класс
Класс(ы): 
10 класс
Класс(ы): 
11 класс
Предмет(ы): 
Внеклассная работа
Предмет(ы): 
Внешкольная работа
Предмет(ы): 
История
Предмет(ы): 
Краеведение
Целевая аудитория: 
Библиотекарь
Целевая аудитория: 
Классный руководитель
Целевая аудитория: 
Родитель
Целевая аудитория: 
Учащийся (студент)
Целевая аудитория: 
Учитель (преподаватель)
Тип ресурса: 
другой тип
Краткое описание ресурса: 
<p> &nbsp; &nbsp;<strong><em>История храма Казанской Божией Матери в селе Хобот-Богоявлеское Первомайского района.</em></strong></p>

 

Русская деревня… История её уходит в глубь веков. Начиналась она с нескольких изб где-нибудь на поляне, отвоёванной у леса, или на берегу реки.

В жизни русского крестьянина никогда не было легких времён. У большинства из нас - крестьянское происхождение. Мне кажется, что нам было бы полезно и интересно узнать, как жила русская деревня до нас, что помогало ей пережить многочисленные беды.

Может быть, тогда мы будем с большим уважением относиться к прошлому своей Родины, к многострадальной деревне, не станем стесняться деревенских родственников. А может быть,  достанем из старого бабушкиного альбома пожелтевшую картонку – фотографию. На ней запечатлён наш предок – в картузе с лакированным козырьком, с окладистой бородой, с умным и твёрдым взглядом. Поместим эту фотографию в рамку и будем с гордостью показывать своим друзьям со словами: «Это мой прапрадед!» А может быть, даже имя его назовём. Он достоин того!

Ну, а что мы знаем о своём предке? Как он жил, работал, во что верил, чем гордился, о чём мечтал? Каким был его дом и его родное село?

Проблеме изучения православной истории малой родины посвящается эта работа.

Гипотеза нашего исследования состояла в том, что невозможно сотворить достойное будущее, не зная святого прошлого.

Объектом исследования явилась церковь Казанской Божией Матери и верующие односельчане.

Предмет исследования: история храма Казанской Божией Матери и жизненный путь земляков, оберегающих веру.

Цель исследования: проследить становление православного храма нашего села, а также судьбу верующих земляков в контексте развития нашего государства.

Гипотеза и  цели определили следующие задачи:

  • изучить литературные источники, повествующие о развитии Русской Православной Церкви в целом и храма Казанской Божией Матери в частности;
  • познакомиться с архивными документами, касающимися изучаемой проблемы;
  • проанализировать устные краеведческие источники, связанные с нашим исследованием;

В работе использованы следующие методы исследования:

  • изучение трудов по истории Русской Православной Церкви;
  • поиск архивных документов;
  • анализ материалов периодической печати;
  • сбор воспоминаний жителей села (беседы, интервью);

Актуальность данной темы состоит в том, чтобы обратить внимание молодого поколения на развитие духовности и нравственности.

История храма Казанской Божией Матери неразрывно связано с культурой, политикой и экономикой нашей страны.

 В истории нашего государства были периоды взлётов и падений, однако на протяжении многих веков неизменной оставалась вера в Бога. С древних времён она была незыблемой основой жизни, с ней человек рождался и умирал. Христианство было распространено по всей огромной территории России. Даже в самых дальних уголках нашего государства возводились храмы и монастыри.

 В глуши  лесов и  топких болот, среди стройных берёз и белоснежной черёмухи, бесконечной шири полей и голубых рек затерялось село. Основано оно в 1648 году. При возведении Белгородской защитной черты вне этой линии оказалась деревня Казинка (под Козловом).  Крестьяне её, записанные в драгуны, были переведены в хоботецкое урочище (к северу от леса под названием Хоботец). В переписи 1651 года село именовалось так: «село Хоботских драгун Богоявленского прихода». Название формировалось по церковному приходу и месту расположения села, но первородное имя – Казинка – существовало ещё в документах XIXвека, живёт в народе и до сих пор, как добрый знак памяти наших предков.

 Село от деревни отличается тем, что в нём есть церковь. Для строительства храма выбиралось красивое,  просторное, возвышенное место. Оно придавало зданию величие, подчёркивало его красоту, оторванность от обычного мира людей.

  Вот и нашу церковь построили на просторной площади (ныне это территория памятника и частично территория школьного двора), чтобы придать её облику торжественность, полётность (Приложение 1). Это было в 1873 году. Здание было полностью деревянное. Остаётся поражаться мастерству и силе наших предков, ведь необыкновенной толщины брёвна поднимались и укладывались вручную на большую высоту.  Вокруг храма был разбит сад, в котором стояли ульи. Вся территория была обнесена каменным забором.

  Каждый православный храм получает своё название в память об одном из событий в жизни Иисуса Христа или Божией Матери, в честь какой-либо иконы или в память о святом. Наша церковь - церковь Казанской Божией Матери.           

На Руси всегда было особое почитание Божией Матери. Сколько храмов, посвящённых Ей, драгоценным бисером рассыпано на Руси повсюду! Сколько просияло чудотворных икон! А сколько пролито перед ними горячих христианских слёз! И даже сами названия этих образов воистину дышат Небесной Божественной Поэзией: «Всех скорбящих Радосте», «Утоли моя печали», «Скоропослушница», «Благодатное Небо», «Неопалимая Купина», «Взыскание погибших», «Умягчение злых сердец», «Призри на смирение».

А Казанскую икону святитель Иннокентий Херсонский называл «Русским Покровом». До 1917 года эту икону можно было увидеть в каждом русском доме  - от крестьянской избы до царских палат. Из более чем 470 икон Царицы Небесной, явленных в России, эта -  одна  из наиболее чтимых. Вглядитесь в этот образ. На иконе изображена Пресвятая Богородица, которая держит Богомладенца Иисуса на левой руке. Правой рукой Иисус благословляет молящихся. В отличие от других, более древних икон этого типа, глава Богородицы наклонена влево, будто Матерь Божия хочет что-то поведать Своему Сыну.

 До 1612 года чудотворную икону Казанской Божией Матери почитали только в Казани и праздновали день её обретения – 8 (21) июля. Осеннее празднование Пресвятой Богородицы, в честь иконы Её, именуемой «Казанская», установлено в благодарность за избавление Москвы и всей России от нашествия поляков в 1612 году.

 Время то было страшное и смутное. Вопрос стоял о самом существовании нашего Отечества! Поляки, обманным путём овладев Москвой, глумились над православной верой. И тогда по призыву патриарха Ермогена весь русский народ встал на защиту своей Родины. В ополчение, которое возглавлял князь Димитрий Пожарский, был прислан из Казани чудотворный образ Пресвятой Богородицы. «Станем все, как один, за Русь, за Дом Пресвятой Богородицы!» - восклицал народ. Люди понимали, что страшное бедствие было попущено за совершенные ими грехи, поэтому все, наложив на себя трехдневный пост, с молитвой обратились к Заступнице Усердной. И произошло великое чудо: предстательством Богоматери суд Божий об Отечестве нашем был преложен на милость! Русские войска освободили Москву от захватчиков!

Во все века простирался над Россией Небесный Покров Царицы Небесной. Ни железный хромец Тамерлан, ни горделивый Наполеон, ни погрязший в оккультных грёзах Гитлер – никто не смог покорить Россию – Дом Пресвятой Богородицы.

 Казанская икона и поныне чудесная заступница и могущественная покровительница страны нашей и всех нас. Вот поэтому ежегодно 21 июля и 4 ноября в селе Хобот-Богоявленское -  престольные праздники.

  Церковь нашу было видно за несколько километров от села. Дорога от станции тянулась среди полей и лугов, и пешим людям она казалась бесконечной. Но вот на горизонте появлялась вертикальная чёрточка – крест, потом – купол, звонница... И, наконец, вырисовывались темные купы прицерковных берёз. А если вдруг случалась беда или непогода, то беспрерывно звучал большой колокол, находящийся в маленькой часовенке возле церкви. И ноги сами несли к ней – белой, высокой и стройной…

 

             Нам удалось выяснить, что последним Батюшкой, служившим в церкви Казанской Божией Матери, был Отец Николай. Он жил в так называемом «поповском» доме (место нынешнего здания сельского клуба), семьи у него не было, имел прислугу – девушку Наталью. Священник Николай Викторович Адамов родился в 1872 году в с. Б. Лазовка Лазовского района Тамбовской области. Он верой и правдой служил Богу, тем самым сыскал почтение и уважение сельчан.

              Также уважаемым человеком на селе был староста церкви Михаил Ивельевич Кожин (Приложение 2). Он следил за порядком в храме, выполнял канцелярскую работу, пел в церковном хоре, продавал свечи и прочие церковные принадлежности (Приложение 3). Михаил Ивельевич был человеком верующим, строгим, но справедливым. При встрече  ему кланялись и маленькие, и большие.

            Он жил с женой Алёной, своих детей у них не было, а вот племянников… Только у одного брата Алексея Ивельевича было 16 деток! В настоящее время живы только три сестры: Анна Алексеевна, Антонина Алексеевна, Мария Егоровна.  Баба Анна вспоминает, как дядя Миша просил её, совсем маленькую девочку, убираться в церкви, мыть пол. Все сёстры унаследовали веру в Бога. До сих дней они с трепетом берегут церковные книги, переданные им Михаилом Ивельевичем (Приложение 4). 

              К церкви в деревне относились как к Божьему дому, где очищаются от всяческой скверны и, осветлённые, приобщаются к Господу, к вечной жизни. Сотворить храм в своей душе – цель более трудная, чем просто построить церковь в своём селе и ходить туда на молитвы.

Наши предки в большинстве своём это понимали.  И трудились не только на земной, но и на духовной ниве – над своей душой, стараясь вытравить сорняки зла и высеять семена добра. К этой трудной работе – над своей душой – крестьяне приобщались с детства. Даже малый ребёнок знал сроки постов и старался, по примеру взрослых, соблюдать их. Так с ранней поры воспитывалась воля, духовная сила, способная обуздать плотские желания, заглушить телесный крик: «Я хочу!»

Соблюдение постов, молитвы дома и в церкви, испрашивание прощения, совершение добрых дел для большинства крестьян не было чем-то формальным, показным. Каждый раз они торопились к обедне, оставляя любую работу, одеваясь в свои лучшие наряды. Многие наши верующие, как женщины, так и мужчины, обладали хорошим слухом и голосом, поэтому в храме было много «певчих».

 А в 1896 году по инициативе  состоятельного нашего земляка Романа Аксёновича (к сожалению пока не удалось узнать его фамилию) и, предположительно, на его же средства была построена ещё одна церковь. Она была маленькая, но зато каменная, добротная. Храм Митрофания в народе ласково называли «церквушкой». В ней стали проводиться службы по субботам и воскресеньям. На звоннице были установлены маленькие колокола. Они созывали людей на утренние и вечерние службы.

По большим праздникам встречал верующих храм Казанской Божией Матери. Благостный звон больших колоколов разносился по всей округе. Сейчас трудно поверить в то, что на второй день Крещения в нашей церкви венчали по 30 пар молодоженов. Они подъезжали к месту венчания на лошадях, празднично украшенных ленточками и бубенцами.

 Мы помним из истории нашего Отечества (истории очень сложной и часто трагичной), что после того, как было прорублено «окно в Европу» - в сердцах многих людей вызревал страшный нарыв богоотступничества, который окончательно прорвался в 1917 году. Страшно надругались над Святой верой те, кто пытался железной рукой загнать народ в «светлое будущее». К власти пришли люди, которые объявили, что вера – это пережиток прошлого. Новая власть решила построить «новый мир».

Долгие десятилетия хозяйственная, общественная, политическая, культурная жизнь Тамбовщины, как и всей страны, протекала по законам развития сложившейся закрытой системы экономики, власти, идеологии. Со временем миллионы людей уже не знали и не хотели знать, что может быть другая жизнь, работа, культура. Они, не задумываясь, принимали к покорному исполнению любые государственные повеления, которые были порой лишены не только социально-экономического, но и здравого смысла. Особое чувство к храму приходит к нам из тревожной обстановки 20–30 годов, в которой жили православные семьи  нашего села.

 По всей России творилось что-то страшное, закрывали и разрушали храмы, монастыри, духовные семинарии, а церковных служителей  арестовывали,  отправляли в тюрьмы, расстреливали.

Не обошла беда стороной и нашу церковь. Внутреннее убранство  уютного  храма Казанской Божией Матери  было беспощадно разрушено (Приложение 5). Та же учесть постигла церковь Митрофания. Таким образом, приблизительно, с 1933 года службы в церквях не проводились.

 Началась коллективизация, крестьян насильно заставляли вступать в колхоз. Деревянное  здание храма отдано колхозу, как склад для хранения зерновых и прочего, а в каменной «церквушке» забивали колхозный скот.

 Однако храм, даже поруганный и осквернённый, всегда храм Божий. И веет от него покоем и несломленной силой. 

 До 1937 года по просьбе прихожан и с разрешения властей Отец Николай потихоньку совершал некоторые церковные обряды (венчал, отпевал усопших, крестил младенцев). Но, к сожалению,  преследование церковных служителей продолжалось.

 В 1938 году батюшка был арестован. Он подвергся страшным пыткам и издевательствам со стороны властей, которые рассчитывали получить от него невероятное церковное богатство. Решением Тамбовского областного суда от 27 июля 1939 г. отец Николай осуждён по ст. 58-10 УК РСФСР к 5 годам ИТЛ, с поражением в правах на 3 года. Но уже через два года ослепшего и больного отца Николая вернули по месту жительства. Только жить теперь ему было негде, в его доме расположилась сельская школа. Последний остаток жизни батюшка провёл в доме своей бывшей прислуги Натальи Князьковой. Она старательно и терпеливо ухаживала за больным. 7 августа 1941 г. Отец Николай умер. 12 ноября 1996 г. реабилитирован прокуратурой Тамбовской области (Приложение 6).

              Многие православные семьи пострадали тогда за веру, и боль за них живёт в наших душах до сих пор. Но «вера Христова есть дыхание и жизнь русского народа». Часть наших земляков продолжала, несмотря ни на что, сохранять те нормы жизненного уклада, которые веками вырабатывал русский народ, оберегать извечные ценности: веру, семью. В условиях атеистической пропаганды, гонений на Церковь они передали новому поколению то, что было дорого для них самих и их предков. Православие не умерло в России, не умерло оно и в нашем селе.

                   В 1927 году безбожные власти закрыли Саровский монастырь, и бывшая его послушница Анна Егоровна Кожина вернулась на родину (Приложение 7).  С собой у неё были две иконы из монастыря – «Троица» и  «Серафим Саровский». Одна из них (Серафим Саровский) сохранилась до наших дней (Приложение 8). В ближайшее время она будет передана в школьный музей. В мирской жизни Анна Егоровна оставалась верной служительницей Церкви, вела службы в молельном доме, который организовали у себя дома Роман и Хавронья Лисичкины, проводила панихиды, в праздничные дни служила на кладбище.

941 грательно ухаживала за больнымл в доме своей бывшей пислуги  месту жительства.»после того, как было прорублено «После своего отстранения Отец Николай успел передать Напрестольный крест Марии Егоровне Курмановой (Приложение 9).  Она, а впоследствии её дети смогли сохранить для нас эту ценность, которая теперь будет находиться в нашем музее (Приложение 10). Много интересного об этой удивительной женщине поведала нам её дочь Нина Ивановна Власова.

 Накануне разгрома храма служители церкви спрятали деревянное распятие – Спасителя в темнице, под самым куполом. Но святыня церкви была найдена колхозными активистами. На глазах у верующих они пытались её осквернить, разбить. Несколько раз Распятие бросали с колокольни, пытаясь попасть в каменный забор. От таких ударов руки у Спасителя были отбиты. Марии Егоровне, каким то образом, удалось спрятать эту святыню в щебень под забором. Ночью она украдкой перенесла её в свой дом. Активисты добрались до икон. Одним из первых коммунистов на селе был Алексей Князьков по кличке «Алялей». Ворвавшись в храм, он стащил  с иконостаса огромную икону Казанской Божией Матери, занёс топор над головой и с усмешкой крикнул: «Ну, где же ваш Бог? Если он есть, то пусть меня накажет!» Три раза Алялей ударил по иконе, оставив три засечки на уровне глаз Царицы Небесной. Тут же в церкви ему стало плохо, а через несколько дней он умер.

Эту икону, как и Спасителя, Мария Егоровна ночью перетащила домой. До сих пор остаётся загадкой как она одна могла справится с такой тяжёлой иконой. Много лет она бережно хранила её на чердаке, завернув в дерюгу. Однажды, посоветовавшись с отцом Прохором Старосеславинского прихода, Мария Егоровна решила вернуть икону в храм. В 1947 году сын Иван на лошади, тайно, заложив икону мешками с мукой,  перевозит икону в соседнюю церковь. В 60-е годы в этом храме делалась замена иконостаса и следы старых икон теряются. Однако ещё остаётся надежда узнать хоть что-то о местонахождении  нашей святыни – иконе Казанской Божией Матери. Деревянное Распятие-Спасителя Мария Егоровна перенесла в молельный дом. Если служба проводилась на кладбище, то Распятие обязательно брали с собой. Оно ещё долго переходило от одной верующей семьи  к другой.. Сейчас наша святыня находится в  с. Старое Козьмодемьяновское.

В годы войны, когда решалась судьба страны, да и всего мира, когда на плечи нашего народа легла непомерная тяжесть, нужно было выстоять и победить врага. Требовались немалые силы, и прежде всего духовные. Именно поэтому сотни закрытых церквей были открыты заново.

 Что же касается нашей сельской церкви, то в годы Великой Отечественной войны она находилась в аварийном состоянии. Её серые, покосившиеся от времени стены стояли, опираясь на деревянные подпорки. И всё же церковь вселяла многим людям надежду в благополучный исход войны. Помнят старожилы села, как перед накрест заколоченной досками дверью её горели свечи, поставленные в память о погибших, как женщины, проходя мимо храма, поднимали взор к небу и крестились, дабы уберёг господь их родных от вражеской пули.

В послевоенные годы здания церквей были окончательно разрушены, кирпичи и брёвна растащены по дворам. Это было время разбрасывать камни.

ДддддддМы живём в удивительном прекрасном мире, который сотворил Великий Художник – Господь! Сколько милости, любви, света и тепла изливает Он на наш холодный, измученный грехом мир! Но мы часто живём так, как будто не чувствуем в своём сердце этого Божественного тепла, этого радостного Небесного Света.

Мы стремительно ускоряем свой бег. Иногда, бывает, хочется сойти с этой безумной дистанции – остановиться, отереть пот с лица и устремить взгляд на прозрачную глубину Небес, на своё собственное сердце, но, увы, строгие условия игры, словно кнут, заставляют нас бежать и бежать…

«Так надо, - успокаиваем мы самих себя, - так сейчас живут все; многое нужно успеть, многого нужно добиться, накопить, собрать…»

Но порою случается, что в нашу обычную будничную жизнь непрошенной гостьей врывается какая-то беда. И тогда, с лёгкостью, лопается тонкая паутина всех наших жизненных планов и, лишь исстрадавшись, набив многочисленные шишки, вспоминаем мы о Боге и из звенящей бесцельной пустоты уже не приходим, а приползаем к Нему с кровавым воплем: « Помоги! Спаси! Исцели!»

Приползаем зачастую совершенно искалеченные этой жестокой жизнью, приползаем через ненависть из мрака, выбираясь из полуразрушенных, безжалостных застенков атеизма.

К вере, к Богу, к Церкви мы приходим потому, что только в них мы начинаем видеть свет, радость, смысл и Истину!

Господь терпеливо ждёт у дверей нашего сердца, и только от нас самих зависит – откроем ли мы их, чтобы встретить Любящего нас Небесного Гостя…

 Пренебрежение к святыням Православия привело к невосполнимым потерям многих художественных и духовных ценностей. Потерянное невозможно возродить, но сохранить остатки, восстановить их, - насущная обязанность современников.

Пришло время собирать камни.  Началось строительство храма в нашем селе (Приложение 11).  Предстоит большая, невероятно трудная работа. Радостно до слёз за  людей, работающих у стен храма. Спаси вас, Господи, люди, за ваш труд, за пожертвования на благое дело, так как строительство ведётся исключительно на средства собранные самими сельчанами. Идёт работа по сбору уцелевших церковных икон, их реставрации (Приложение 12).  У нас появилась надежда, что когда-нибудь  поплывёт  над нашим селом малиновый звон, неся людям благую весть о милости Божией. 

Храмы помогают людям обрести покой, веру, стать чище и добрее, быть терпимее в наше сложное время.

 

Литература

  1. Анохина Е.И. Райцентр Первомайский и его окружение. – Мичуринск, 1994.Божий мир: православный журнал для детей и юношества/ учредитель Российский детский фонд. – 2001, №1, 3. –
  2. Божий мир: православный журнал для детей и юношества/ учредитель Российский детский фонд. – 2001, №1, 3. – Волков  В.М. Русская деревня.
  3. Волков  В.М. Русская деревня.
Прикрепленный файлРазмер
Исследовательская работа.rar7.22 Мбайт

Поиск

Loading

Оценка материала

...